Туда, где белые ночи и тучный хариус&#8230

Тех, кто хоть раз в жизни побывал на Русском Севере, всегда как магнитом тянет в эти края. Времена меняются, рыбалка может быть более или менее удачной, но очарование скупой и своеобразной северной природы, «дикость» мест всегда привлекают рыболова, уставшего от прессинга большого города и привычности «домашней рыбалки». Туда, где белые ночи и тучный хариус&#8230Прошедший в мае в Харькове нахлыстовый семинар дал время и возможность не только поучиться чему-то полезному, но и пообщаться с друзьями и наметить планы совместных и интересных поездок. Эта поездка на север Вологодской области была запланирована заранее, мы ждали только удобного случая и «отмашки» моего товарища, известного российского нахлыстовика Григория Бурденко. Раздаётся телефонный звонок: «Ребята, есть время, есть возможность, погода и прогноз благоприятствует. Едем!». Что еще может быть более приятное и утешительное для слуха истинного рыболова? И вот мы в состоянии «сборов». Для моего товарища и партнера по этой рыбалке, Андрея Зацепина, это не просто очередная рыболовная поездка, но и ностальгические воспоминания — возможность посетить малую Родину, повидать родню и окунуться во времена, когда «деревья были большие». Мне ранее представлялась возможность половить рыбу в тех краях, и я уже знал, как нужно готовится к этой рыбалке, какие вязать мушки, какие готовить снасти… Наконец, мы стартуем из Харькова, в очень волнующую, многообещающую и длительную поездку. Радует либерализм таможенников на границе. Люди едут на отдых — рыбалку. Многочисленные упаковки с палатками, спальниками, кариматами, запасы настоящего сала и домашних овощей, которыми мы запаслись в достатке, не вызывают излишнего и придирчивого интереса. К вечеру того же дня, проделав 800-километровый марш-бросок, мы уже в Москве. Встречаем Григория, загружаем машины новой изрядной порцией всяких туристических удобств и отправляемся ночевать к нашему четвертому партнеру по совместной рыбалке — Саше Политковскому. Многие помнят его, как весьма талантливого тележурналиста и ведущего культовой «перестроечной» программы «Взгляд». Саша, как многие неординарные люди, не только журналист, но и страстный рыболов-нахлыстовик, он организатор рыболовно-туристическои компании «Турстудия Политковского». Ночуем в его гостеприимном доме. Утром двумя машинами едем навстречу с Вологодчиной, белыми ночами и хариусом. Дорога не близкая. Нужно проехать всю Москвоскую, Тверскую и часть Вологодской области. По дороге мелькают типичные старинные городки русского Севера с деревянными домами, украшенными резьбой…Заброшенные поля, покосившиеся, почерневшие избы явно диссонируют с роскошью Москвы и бравурностью телевизионных картинок. Это и огорчает, и радует. По крайней мере, «прелести цивилизации» нам вовсе ни к чему на рыбалке, насмотрелись у себя дома. Ближе к цели поездки деревни попадаются все реже, и все чаще — лесовозы, усердно вывозящие последнее богатство этого изобильного некогда края. Наконец, преодолев последние километры «дороги», мы въезжаем в заброшенную деревню, стоящую на берегу красивой речки. Деревня оказалась не совсем заброшенной, — через полчаса мы договорились занять одну из пустующих бревенчатых изб на берегу реки и получили разрешение пользоваться баней «по-черному». Поздний вечер, но на улице светло, и начинаешь понимать, что мы попали сюда точно в разгар «белых ночей», столь непривычных для нас, южан. Наводим порядок в избе, выметаем мусор, готовим постели и торжественный ужин по поводу прибытия… Оказывается, что поужинать собрались не только мы. Полчища звенящих кровососов, измученных безлюдьем здешних мест, немедленно набрасываются на нас и напоминают о неизбежном местном колорите. К счастью, мы оказались во всеоружии, и армады маленьких Дракул отступают под натиском «Рапторов» и «Офов», которыми мы благоразумно запаслись. На столе ломтики родного сала, в стаканах мирно и призывно колышется «чай», в головах умиротворенность и готовность к утренним, рыболовным подвигам… Утро встречает звенящей тишиной, изредка прерываемой звоном коровьего колокольчика. Пора вставать. Наскоро умываемся, завтракаем, переодеваемся в приготовленную нахлыстовую амуницию и на реку! На реке давно забытое ощущение «жизни»: над водой порхают вылетающие ручейники, поденки; тут и там слышны всплески кормящегося хариуса. Ниже начинается порожистый перекат — там непрерывные всплески и прыжки мелкого хариуса. Рыба активно кормится, и наши сердца переполнены радостью и надеждой на встречу с ней и поединок… Туда, где белые ночи и тучный хариус&#8230Все приготовились как следует. У нас легкие, изящные удилища 3-4 класса. Мы с Григорием вооружились бамбуковыми удилищами в надежде испытать особое чувство от деликатной рыбалки. Первые забросы, первые пойманные хариусы, обмен информацией — на какие мушки клюет, где ловятся крупные, что предпочитают? Я исследую содержимое желудка одного из пойманных хариусов и обнаруживаю много мелких жучков черного цвета. Отлично, теперь мы знаем ваше утреннее меню, «мистер Хариус»! Возвращаемся в дом, обедаем. Достаем наши походные муховя-зальные станки, материалы и принадлежности. Вяжем подходящие имитации мушек, обмениваемся впечатлениями, опытом, никуда не спешим… Северный день долгий, успеем еще насладиться рыбалкой. Послеобеденный сон короткий, мы еще «голодны» и спешим на реку, испытать новые мушки и ощущения. Договариваемся поймать несколько крупных хариусов и закоптить. Перед деревней длинный, изогнутый плес. Вдоль плеса, на дне проходит длинная канава с течением, ямками и выходом на перекат. Вдоль канавы кормится крупный хариус. Тут и там мы видим выходы крупных рыб и слышим сочные «чмоки» жирующего хариуса. Наши имитации жучков исправно работают. Хариус «коридорный». Он привычно занимает свои стоянки и периодически выходит на поверхность за проплывающими насекомыми в одном и том же месте. Главное — вовремя увидеть место выхода и точно подать мушку чуть выше по течению от места стоянки. Хариус не очень крупный 300-500 грамм, но удивительно бойкий — вываживание рыбы на тонкой, деликатной снасти доставляет истинное наслаждение. Клев периодически затухает и возобновляется, мы уже поймали несколько крупных рыб и возвращаемся в дом ужинать и отдыхать. На дворе едва заметные сумерки — «белая ночь» мягко сменяет день. К дому спешит хозяйка из соседнего жилого дома. Она несет банку вкуснейшего вологодского парного молока. Коптилка ароматно дымит запахом копченого хариуса, на столе зелень, парующая картошка и другая снедь. Покой и умиротворение. Да, этот «Париж» стоит обедни! Последующие дни проходят в походах и поездках по окрестным местам. Удивительно красиво! Перекаты сменяются плесами, вода в реке, притоках и ручьях непривычного оранжевого, гумусового цвета. Всюду, особенно на перекатах царство мелкого хариуса. Хариус небольшой, но его много. Более крупные особи 400…800 грамм редки, но и борьба с ними доставляет большое удовольствие. Река соседствует с тайгой, в которой преобладают темные, высокие ели. Иногда слышны звонкие щелчки глухарей, по реке проплывают дикие утки с утятами. Лес необычайно таинственен и дремуч. Местных рыболовов на реке почти не встретишь. Изредка проплывает лодка с одним единственным рыболовом из соседней деревни. Он ловит хариуса на червя в проводку и охотно делится своими рассказами и наблюдениями в обмен на сигарету и несколько мушек из коробки. Вечерние дружеские разговоры «за жизнь» за столом перемежаются с купанием в прохладной таежной речке и посещением местной бани. Традиционная баня «по-черному» с душистыми дубовыми вениками тоже настраивает на неторопливый лад и созерцательность. Сидим на широкой ступеньке бани, в руках кружки прохладного пива. Тепло из открытой двери предбанника за спиной, легкая свежесть с реки и всплески жирующего хариуса. Затихает длинный северный день, кончается и наша северная «Одиссея». Мы вернемся сюда обязательно, туда, где белые ночи и тучный хариус… Александр Каплун Рыболов Профи №9 2009 г.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх